На главную
Карта сайта
Написать письмо

Главная >> Наша жизнь >> Праздники >> День Победы

 

Наша жизнь

 
 

"Они сражались за Родину"

 

Сценарий театральной композиции, посвященной Дню Победы

Составитель: учитель русского языка и литературы
руководитель театрального кружка
гимназии №22 Кудрявцева П.П.

В программе:

А.Толстой "Русский характер"

Вед.:
Мы были высоки, русоволосы.
Вы в книгах прочитаете, как миф
О людях, что ушли, не долюбив,
Не докурив последней папиросы.

Посвящается тем, кто воевал на полях Великой Отечественной войны, кто с че­стью пронес высокое звание русского солдата, кто не дожил до победы, отдав Ро­дине свою молодую жизнь. О несгибаемом русском характере поведал нам заме­чательный писатель Алексей Толстой. Свой рассказ он так и назвал – «Русский характер».

Картина 1

На сцене два солдата, лейтенант Егор Дремов, его друг, водитель Чувилев. Курят.

Егор Дремов : Да, отец мой – человек степенный. Первое – он себя уважает. Ты, - говорит, сынок, многое увидишь на свете, за границей побываешь, но русским званием – гордись!

1-ый солдат : Ты нам вот что скажи, Егор. Что такое любовь?

2-ой солдат : А тут все ясно. Любовь возникает на базе уважения

1-ый солдат : Ничего подобного. Любовь – это привычка. Человек любит даже животных.

Чувилев : Тьфу, бестолковый! Любовь – это когда в тебе все кипит, человек ходит вроде бы как пьяный.

Егор Дремов : Да, есть, к примеру, у меня невеста. Очень хорошая девушка. Главное сказала, что будет ждать-дожидаться хоть возможно, вернусь на одной ноге.

Чувилев : Братцы, хотите, я расскажу вам про боевые подвиги Егора Дремова? Только мы развернулись, гляжу, из-за горушки вылезает. Кричу: «Товарищ лейтенант! Тигра!» -Вперед, -кричит полный газ! Тигра стволом водит, как слепой. А товарищ лейтенант как даст ему в бок! Брызги! Как даст еще в башню! Он и хобот задрал. Как даст в 3-ий – у тигра изо всех щелей повалил дым. Пламя как рванется на сто метров вверх. Через пять минут влетаем в деревню. Тут я прямо обезживотил! Фашисты в одних носках. Бегут к сараю. Товарищ лейтенант дает мне команду: «А ну – двинь по сараю». И я на сарай наехал. Батюшки! По броне балки загрохотали, кирпичи, фашисты! Остальные руки вверх – «Гитлер капут!».

(Музыка. Все уходят.)

Картина 2

На банкетке весь перебинтованный лежит Егор Дремов. Над ним медсестра и врач.

Врач: На курской дуге, на пшеничном поле его танк был подбит снарядом. Когда привезли в медсанбат, на него невозможно было смотреть. Он весь обгорел. Лицо было так обуглено, что местами виднелись кости.

Медсестра: Да, мне рассказывали, что ему уже 8 месяцев делают пластические операции.

Врач: Да, восстановили и нос, и губы, и веки, и уши.

(Подает зеркальце. Дремов долго рассматривает свое лицо).

Егор Дремов : С этим жить можно. Бывает хуже. (Подает врачу бумагу). Я тут написал рапорт. Хочу вернуться в полк.

Врач: Но вы же инвалид!

Егор Дремов : Никак нет. Я урод. Но это делу не помешает.

Врач: Даю вам 20-дневный отпуск. Поезжайте домой, повидайтесь с отцом, матерью.

(Музыка)

Картина 3

Деревенская изба. Мать собирает ужин. Дремов стучит в дверь.

Мать: Кто там?

Дремов: Лейтенант, Герой Советского Союза Громов!

Мать: Батюшка, а чего тебе надо-то?

Дремов: Марье Поликарповне привез поклон от сына, старшего лейтенанта Дремова.

Мать: (кинулась, схватила за руки) Жив Егор-то мой?! Здоров? Батюшка, да ты зайди в избу.

(Егор садится на лавку у стола. Мать, подперев подбородок, с жалостью смотрит на него).

Мать: Ты скажи, страшно на войне-то? Вон как тебя бедного изуродовали. Чай, родная мать не узнает.

(Входит отец, крепко молча пожимает руку Дремову. Садится).

Мать: А это Егор Егорович, отец нашего Егора. Ночами не спит старый, все о сыне думает. Вы не рассказали, когда ему отпуск дадут. К нам съездить на побывку. 3 года его не видали. Чай, взрослый стал, с усами ходит. И голос у него, чай, грубый стал?

Дремов: Да вот приедет – может, и не узнаете. Скажите, у вас в селе проживает Катя Малышева?

Мать: Она в прошлом году курсы окончила, у нас учительницей. А тебе повидать надо?

Дремов: Сынок ваш просил непременно передать ей поклон

Мать: Сейчас я ее позову (выходит).

Отец: Думаю, что этим летом надо ждать конца войны.

Дремов: А почему вы так думаете?

Отец: Народ осерчал, через смерть перешли. Теперь его не остановишь. Давай-ка, лейтенант, выпьем за победу по маленькой. Пока матери нет.

(Наливает, чокаются, пьют. Вбегает Катя Малышева. Свежая, радостная).

Дремов: (в сторону) – Бог мой, какая красавица. Поцеловать бы эти теплые светлые волосы. Вот вошла и вся изба золотая.

Катя: Вы привезли поклон от Егора? А я его жду и день и ночь! Так ему и передайте!

Дремов: (решительно)Ну, я пошел. Прощайте. Мне пора! (кланяется всем, уходит).

(Музыка)

Картина 4

Воинская часть. На пеньке, обхватив голову руками, сидит Егор Дремов. Вбегает водитель Чувилев, в руках письмо.

Чувилев : Егор! Ты где? Тебе письмо!

Егор Дремов : Дремов (вскрывает письмо, читает) Был у нас один человек от тебя. Человек очень хороший, только лицом дурной. Хотел пожить, да сразу собрался и уехал. С тех пор, сынок, не сплю ночи. Кажется мне, что ты приезжал…(вытирает рукавом глаза)

Чувилев : Вот характеры столкнулись Дурень ты, дурень. Пиши скорее матери, проси у нее прощения. Очень ей нужен твой образ. Таким она тебя еще больше будет любить.

(вбегает 1-ый солдат).

1-ый солдат : Товарищ капитан! Вас спрашивают! (входят мать, Катя, отец).

Егор Дремов : (бросается к матери) Мама! Здравствуй. Отец! Это я! (мать обнимает его, плачет. Егор отстраняет мать, подходит к Кате).

Егор Дремов : Катя! Зачем вы приехали? Вы того обещали ждать, а не этого…

Катя : (горячо)Егор! Я с вами собралась жить навек! Я вас буду, любить верно, очень буду любить. Не отсылайте меня

(Музыка. Все уходят.)

М.Шолохов "Судьба человека"

Вед.:
Коль обо мне тебе весть принесут
Скажут: «Изменник он. Родину предал».
Не верь, дорогая. Слово такое
Не скажут друзья, если любят меня.
Я взял автомат и пошел воевать
В бой за тебя и за Родину-мать.
Тебе изменить? И отчизне моей?
Да что же останется в жизни моей?

Нельзя без гордости читать о судьбе человека, который, попав в плен, не растоптал свое человеческое достоинство. В нечеловеческих условиях выжил и даже заслужил уважение со стороны своих врагов. Итак, сцена из рассказа Михаила Шолохова «Судьба человека».

Входит пленный. В оборванной одежде, с киркой, шатается от усталости.

Андрей Соколов : Им по 4 кубометра выработки надо, а на могилу каждому из нас, пленных, и одного кубометра через глаза хватит.

(проходящий полицай хватает его и приводит в штаб).

Андрей Соколов : (про себя) Вот и отмучился Андрей Соколов, а по лагерному № 331. А жалко с жизнью расставаться…

Немецкий штаб 4 человека «глушат шнапс». На столе стоит бутылка со шнапсом, хлеб, сало, яблоки, банки с консервами. Полупьяный Мюллер играет пистолетом, перекидывает из руки в руку.

Андрей Соколов : Военнопленный Андрей Соколов по вашему приказанию прибыл, герр комендант, явился!

Мюллер : Так что же, русс Иван, 4 кубометра выработки это много?

Андрей Соколов : Так точно, герр комендант, много!

Мюллер : А одного тебе на могилу хватит?

Андрей Соколов : Так точно, герр комендант, вполне хватит и даже останется.

Мюллер : (встает) Я окажу тебе великую честь, сейчас лично тебя расстреляю за эти слова. Здесь неудобно, пойдем во двор, там ты и распишешься.

Андрей Соколов : Воля ваша.

(Мюллер кидает пистолет на стол и наливает стакан шнапса, взял кусочек хлеба, положил на него ломтик шнапса, и отдает Андрею).

Мюллер : Перед смертью выпей, русс Иван, за победу немецкого оружия.

Андрей Соколов : (в сторону) Чтобы я, русский солдат, да стал пить за победу немецкого оружия? А кое-чего не хочешь, герр комендант, один черт мне умирать, так пропади ты со своей водкой!

(ставит на стол стакан, кладет закуску).

Андрей Соколов : Благодарствуйте за угощение, но я непьющий

Мюллер : Не хочешь пить за нашу победу? В таком случае выпей за свою погибель

Андрей Соколов : За свою погибель и избавление от мук я выпью (в 2 глотка выпивает, закуску вежливо кладет на стол). - Благодарствуйте за угощение. Я готов, герр комендант, пойдемте, распишите меня!

Мюллер : Ты хоть закуси перед смертью.

Андрей Соколов : Я после первого стакана не закусываю

(Мюллер наливает второй стакан, подает Соколову).

Андрей Соколов : (выпивает, закуску не трогает, в сторону)Хоть напьюсь перед тем, как во двор идти с жизнью расстаться.

Мюллер : (удивленно поднимает брови) Что не закусываешь, русс Иван, не стесняйся!

Андрей Соколов : Извините, герр комендант, я после второго стакана не привык закусывать

Мюллер надувает щеки, фыркает, потом хохочет и сквозь смех что-то говорит по-немецки, возможно переводит. Немцы смеются, стульями двигают, поворачиваются к Андрею.

Мюллер : (наливает третий стакан, смеется) – Пей, русс Иван, пей!

Андрей Соколов : (выпивает стакан в растяжку, откусывает кусочек хлеба, остальное кладет на стол) Я хоть и с голоду пропадаю, но давиться вашей подачкой не собираюсь. В скотину вы меня не превратите.

Мюллер : (становиться серьезным, поправляет на груди два железных креста, выходит из-за стола) Вот что, Соколов, ты – настоящий русский солдат. Ты – храбрый солдат. Я – тоже солдат, и уважаю достойных противников. Стрелять я тебя не буду. К тому же сегодня наши доблестные войска вышли к Волге и целиком овладели Сталинградом. Это для нас большая радость, а потому я великодушно дарю тебе жизнь. Ступай в свой блок, а это тебе за смелость. (Подает буханку хлеба и кусок сала).

Андрей Соколов : (прижимает хлеб, делает налево кругом, идет к выходу) Засветит он мне сейчас промеж лопаток, и не донесу ребятам этих харчей. (Выходит из комендантской, падает, ползет с хлебом) – надо дойти, надо отнести ребятам хлеб. Надо разделить всем поровну…

(Музыка. Все уходят.)

Б.Полевой "Повесть о настоящем человеке"

Вед.:
Пусть помнят те, которых мы не знаем.
Нам страх и подлость были не к лицу.
Мы пили жизнь до дна…и умирали
За эту жизнь,
Не кланялись свинцу.
К счастью, человек, о котором мы хотим вам рассказать, остался жив, хотя и лишился обеих ног! Больше того. Он не ушел с фронта, а стал первым в мире летчиком, который без ног управлял боевым самолетом.

Приемная комиссия по отправке на фронт. Прием ведут медсестра и врач.

Врач : (осматривает Маресьева: слушает сердце, измеряет давление) Летчик?

Мересьев : Летчик.

Врач : Истребитель?

Мересьев : Истребитель.

Врач : Ну и отправляйтесь истреблять. Там сейчас такие сильные бойцы ох как нужны! Да с чем вы лежали в госпитале?

Мересьев : Ампутация ног. У меня нет ног.

Врач : Что за чушь! Засучите брюки.

(Алексей Маресьев стоит с поникшей головой).

Врач : Так что же вы, батенька мой, нас морочите?! Столько времени отняли. Не думаете же, вы без ног пойти в авиацию?

Мересьев : Я не думаю: Я пойду.

Врач : Вы с ума сошли! Без ног!

Мересьев : Да, без ног и буду летать (достает вырезку из газеты). Видите, он же летал без ноги, почему я не могу летать без обеих?

Врач : Но для этого нужна чертовская тренировка. Видите, он тренировался десять лет. Нужно же научиться орудовать протезами, как ногами.

Медсестра : Товарищ военврач первого ранга, вы поглядите, как он танцует! Лучше всех здоровых! Честное слово!

Врач : Как – танцует? Что за черт!

(Звучит музыка. Алексей галантно приглашает медсестру на танец. Вальсирует. Затем оставляет ее и пляшет "«барыню», можно русский народный танец с присядкой).

Врач : Вот что значит русский человек! Теперь я верю, что при соответствующей подготовке вы будете летать!

(взволнованно пожимает Алексею руки).

А.Твардовский "Василий Теркин"

Вед.:
Много дней прошло, как вышла
Эта книга про бойца –
«Без начала, без конца».
Это книжка про солдата,
Кем исхожена земля,
Весела и грустновата,
И написана не зря.
С благодарностью поэту
Все поклонятся бойцы.
«Лучше этой книжки нету», -
Скажут дети и отцы.

Первые главы «Василия Теркина» были опубликованы в 1942 году. А в мае 1945 года была опубликована заключительная глава «Теркина». Книга и ее герой полюбились всем. Хотелось снова и снова читать о похождениях Васи Теркина.

Боец и смерть.

Ведущий 3:
За далекие пригорки
Уходил сраженья жар
На снегу Василий Теркин
Неподобранный лежал.

Снег под ним, набрякши кровью
Взялся грудой ледяной
Смерть склонилась к изголовью

Смерть :
Ну, солдат, пойдем со мною
Я теперь твоя подруга
Недалеко провожу
Белой вьюгой, белой вьюгой
Вьюгой след запорошу.

Теркин:
Я не звал тебя, Косая
Я солдат еще живой.

Смерть :(смеется)
Полно, полно, молодец,
Я-то знаю, я-то вижу:
Ты живой, да не жилец.
Мимоходом тенью смертной
Я твоих коснулась щек,
А тебе и незаметно,
Что на них сухой снежок.
Моего не бойся мрака
Ночь поверь не хуже дня…

Теркин:
А чего тебе, однако,
Нужно лично от меня?

Смерть :
Нужно мне такую малость,
Ну, почти что ничего.
Нужен знак один согласья
Что устал беречь ты жизнь,
Что о смертном молишь часе…

Теркин:
Сам, выходит, подпишись?

Смерть :
Ну, что же –
Подпишись – и на покой.

Теркин:
Нет, уволь. Себе дороже.

Смерть :
Не торгуйся, дорогой.
Все равно идешь на убыль –
Все равно стянулись губы,
Стынут зубы…

Теркин:
Не хочу.

Смерть :
А смотри-ка, дело к ночи,
На мороз горит заря,
Я к тому, чтоб мне короче
И тебе не мерзнуть зря…

Теркин:
Потерплю…

Смерть :
Ну, что ты, глупый!
Ведь лежишь, всего свело.
Я б тебя тотчас тулупом
Чтоб уже навек тепло.
Вижу, веришь. Вот уж слезы,
Вот уж я тебе милей.

Теркин:
Врешь, я плачу от мороза,
Не от жалости твоей.

Смерть :
А холод лют…
Завилась поземка в поле,
Нет, тебя уж не найдут…
И зачем тебе, подумай,
Если кто и подберет.
Пожалеешь, что не умер
Здесь, на месте, без хлопот…

Теркин:
Шутишь, Смерть, плетешь тенета, -
…Мне как раз пожить охота,
Я и не жил-то еще…

Смерть :
А и встанешь, толку мало, -
А и встанешь – все сначала:
Холод, страх, усталость, грязь…
Ну-ка, сладко ли, дружище,
Рассуди-ка, в простоте.

Теркин:
Что судить! С войны не взыщешь
Ни в каком уже суде.

Смерть :
А тоска, солдат, в придачу
Как там дома? Что с семьей?

Теркин:
Вот еж выполню задачу –
Кончу немца – и домой.

Смерть :
Так. Допустим. Но тебе-то
И домой к чему прийти?
Догола земля раздета
И разграблена, учти.
Все в забросе.

Теркин:
Я работник
Я бы дома в дело вник.

Смерть :
Дом разрушен.

Теркин:
Я и плотник

Смерть :
Печки нету.

Теркин:
И печник.
Я от скуки на все руки.

Смерть :
Дай еще сказать старухе:
Вдруг придешь с одной рукой?
Иль еще, каким калекой?

Теркин:
Я не худший и не лучший
Что погибну на войне
Но в конце ее, послушай,
Дашь ты на день отпуск мне?
Смерть, а смерть, еще мне там
Дашь сказать одно словечко?
Полсловечка.

Смерть :
Нет. Не дам.

Теркин:
Так пошла ты прочь, Косая,
Я солдат еще живой.
…Стой! Идут за мною. Ищут.
Из санбата.

Смерть :
Где, чудак?

Теркин:
Вон по стежке занесенной.

Смерть :(хохочет)
Из команды похоронной.

Теркин:
Все равно. Живой народ.

Подходят двое солдат с лопатами. Смерть, косясь, отходит.

1-ый солдат :
Вот еще остался воин,
К ночи всех не уберем.

2-ой солдат :
А и то устали за день.
Доставай кисет, земляк.
На покойничке присядем
Да покурим натощак.

Теркин:
Прогоните эту бабу
Я солдат еще живой.

Один солдат замахивается лопатой на Смерть.

1-ый солдат :(слушает сердце Теркина)
Еле-еле душа в теле…

2-ой солдат :
Шутки, что ль, зазяб совсем.
А уж мы тебя хотели,
Понимаешь, в наркомзем.

1-ый солдат :
Понесли. Терпи дружок.

Выходит боец с гармонью (Теркин). Звучит вальс. Выходят еще 2 бойца (шутливо вальсируют).

Гармонь.

Выходит боец с гармонью (Теркин). Звучит вальс. Выходят еще 2 бойца (шутливо вальсируют).

1-ый боец :
Знаешь, брось ты эти вальсы
Дай-ка ту, которую…

(звучит русская плясовая, выходят еще двое бойцов, приплясывают).

2-ой боец :
Веселей, кружитесь, дамы! На носки не наступать!

3-ый боец :
Вон бежит шофер тот самый
Опасаясь опаздать!

4-ый боец :(запыхавшись)
Дайте мне, а то помру! (пляшет)

1-ый боец :
И пошел, пошел работать,
Наступая и грозя.

2-ой боец :
Да как выдумает что-то,
Что и высказать нельзя!

4-ый боец :(запыхавшись)
Эх, жаль, что нету стуку,
Эх, друг,
Кабы стук,
Кабы вдруг –
Мощеный круг!
Кабы валенки отбросить,
Подковаться на каблук
Припечатать так, чтоб сразу
Каблуку тому – каюк!

3-ый боец : (гармонисту)
Знаешь, друг…
Не знакомы ль мы с тобою?
Не тебя ли это, брат,
Что-то помнится из боя
Доставляли мы в санбат?

2-ой боец :
Вся в крови была одежа,
И просил ты пить да пить…

Теркин : (он же гармонист)
Ну что же,
Очень даже может быть.

1-ой боец :
А гармонь – то,
Знаешь, что бери с собой
Забирай, играй в охоту
В этом деле ты мастак
Весели свою пехоту!

Теркин :
Что вы, хлопцы, как же так?.

1-ой боец :
Так и будет. Ничего.
Командир наш был любитель
Это – память про него.

(крик – ПО МАШИНАМ!) Солдаты разбегаются. Теркин уходит с гармонью.

1-ой боец :
Едет дальше Вася Теркин
Это был, конечно, он.

Музыка.

Б. Васильев "А зори здесь тихие…"

Вед.:
Весь под ногами шар земной
Живу. Живу. Пою.
Но в памяти всегда со мной
Погибшие в бою.
Пусть всех имен не назову
Нет кровнее родни.
Не потому ли я живу,
Что умерли они?

Повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие…» рассказывает о далеких событиях 1942 года. В расположение зенитно-пулеметной батареи, которой командует старшина Васков, забрасывают немецких диверсантов, а у него служат только девушки-зенитчицы. Старшина выделяет пятеро девушек и ведет их в лес, чтобы уничтожить немецких захватчиков. Задание Васков выполняет, но очень дорогой ценой – все пять девушек погибают.

Зенитная батарея.

Рита: (запыхавшись, барабанит в дверь) Товарищ комендант! Товарищ старшина!

Васков : (появляясь в дверях) Что?

Рита: Немцы! В лесу!

Васков : Так.… Откуда известно?

Рита: Сама видела.… Двое. С автоматами, в маскировочных накидках.

Васков : Команду в ружье! Боевая тревога! Комелькову ко мне! Бегом! (крутит ручку телефона) – «Сосна»! Ах ты, мать честная! «Сосна», «Сосна». 17-ый говорит. Немцы в лесу возле расположения. Обнаружены в количестве двух.… Так, понял. Беру 5 человек из команды. Есть! Стройся.

(пять девушек строятся в шеренгу)

Васков : Кто немецкий знает?

Соня Гуревич : Я знаю. Боец Гуревич.

Васков : Как по-ихнему – руки вверх?

Соня Гуревич : Хенде хох!

Васков : Хорошо. Идем на двое суток, взять сухой паек, патронов. Думаю – немцы на Кировскую дорогу направляются. Надо их задержать. Кто по-звериному или по-птичьему кричать умеет?

Соня Гуревич : Я умею. По - ослиному. И-а. И-а.

Васков : Ослы здесь не водятся. Ладно, давайте крякать учиться. Как утки. (Крякает). Ну-ка, попробуйте.

(все крякают).

Васков : Головной дозор! Шагом марш!

(некоторое время идут молча)

Васков : Стой! Тут трясина. Я первым пойду, а вы за мной, след в след. Вопросы есть! Комелькова. Взять мешок у красноармейца Четвертак.

Галя Четвертак : Глубоко там?.

Васков : Местами будет по…. Ну, по это самое. Вам по пояс значит. Винтовки берегите.

Галя Четвертак : Товарищ старшина, сапог с ноги снялся!

(Женя Комелькова ступает в бок, хочет помочь)

Васков : Куда? Стоять!

Комелькова : Я помочь…

Васков : Стоять! Нет назад пути! Спокойно, спокойно. До островка, а там передохнем. Нашли сапог?

Галя : Нет! Вниз тянет, товарищ старшина! И холодно.

Васков : Вперед, вперед за мной! След в след не отставать! Ну, вот. Островок.

(выбрались на островок)

Васков : Ну, что, товарищи бойцы, умаялись?

Лиза Бричкина : Умаялись.

Рита Осянина : Нам бы помыться!

Васков : На той стороне протока чистая. Правда, сушиться негде.

Галя Четвертак : А мне как же без сапога?

Васков : Потом что-нибудь соорудим.

Комелькова : Я мокрая до самых-самых…(глядя на старшину). Вам по пояс будет! (девушки смеются) Женя оглядывается – Вижу протоку! Вода чистая, как слеза! Ура! Пляж, девочки!

(все кидаются к реке, они визжат, брызгаются, затем выходят на берег.)

Васков : Давайте товарищи бойцы, перекусим, сделаем Четвертак «чуню» вместо сапога и вперед. (Все едят хлеб, запивают водой. Васков из портянки и носка делает «чуню». Затем резко поднимается). – За мной! Бегом! (останавливаясь) – Слушай боевой приказ! Противник силою до двух вооруженных до зубов фрицев тайно пробирается на Кировскую железную дорогу. Я решил встретить врага и предложить ему сдаться.

Комелькова : Вопросов нет. Все ясненько. Вы с ними по-немецки говорить будете?

Васков : По-русски! А вы переведете, ежели не поймут. Ясно говорю? Вам всем лежать, пока «огонь» не скомандую. Все. Кончен инструктаж. Тихо! Вон они. Мать честная! Да сколько ж их!

Соня Гуревич : Три…пять…восемь…десять…двенадцать…четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать…. Шестнадцать, товарищ старшина, шестнадцать…!

Васков : Вижу. Отходим, девчата. Эх, пулемет бы сейчас с полным дисков! Да пару мужичков! Бричкина, ко мне! Дорогу назад хорошо помнишь?

Лиза Бричкина : Ага, товарищ старшина!

Васков : Гляди: сосняк пройдешь, и держи вдоль озера.

Лиза Бричкина : Там, где вы хворост рубили?

Васков : Молодец, девка! Оттуда иди к протоке. Напрямик, там не собьешься.

Лиза Бричкина : Да знаю я, товарищ…

Васков : Погоди, Лизавета…. Главное дело болото, поняла? Брод узкий, влево-право трясина. Ориентир – береза. От березы прямо на две сосны.

Лиза Бричкина : Ага.

Васков : Доложишь обстановку. Мы тут фрицев покружим маленько, но долго не продержимся, сама понимаешь.

Лиза Бричкина : Ага. Значит, мне сейчас идти? Ну, я побежала.

(Васков рывком добирается к остальным девушкам).

Васков : Бричкину я в расположение послал. На помощь можно к ночи рассчитывать, не раньше. А к ночи, если в бой ввяжемся, нам не продержаться.

Рита Осянина : Что же, смотреть, как они мимо пройдут?

Васков : Пропустить их нельзя. Но и они не дураки. Окружат и без выстрела в пять ножей снимут весь наш отряд.

Соня Гуревич : Товарищ старшина, а если бы они лесорубов встретили?

Васков : Вот это мысль. Ну, девчата, орлы вы у меня! Таскайте хворост, подрубайте деревья, как можно больше шума! Надо, чтобы они сюда повернули.

(девушки начинают шуметь).

Соня Гуревич :(кричит) Идут, товарищ старшина!

Васков : Давай, девки, нажимай веселей!

Рита Осянина : Эге-гей! Иван Иваныч! Гони подводу!

(кричат, валят подрубленные деревья, аукаются, жгут костры)Двое немцев вышли к берегу.

Женя Комелькова :(стянула гимнастерку, бросилась в ледяную воду) Рая, Вера, идите купаться!

(запела)


Расцветали яблони и груши
Поплыли туманы над рекой.

(Танцует в воде)

Женя Комелькова :(стянула гимнастерку, бросилась в ледяную воду) Девчата, айда купаться! Ивана зовите! Эй, Ванюша! Где ты?

Васков : (топором рубанул по дереву) – Эге-гей, иду! Идем сейчас! Погоди! Ого-го!

(Женя вышла из воды, выкрутила волосы, села рядом)

Васков : Из района звонили, сейчас машина придет. Так что одевайся. Хватит загорать (хватает ее одежду и убегает) – А ну, догоняй!

(Женька завизжала, бросилась за ним).Некоторое время сцена пуста. Затем показывается Лиза Бричкина. Вдруг вскрикнула, шарахнулась в сторону, упала в трясину

Лиза Бричкина : Помогите! На помощь! Помогите!

(траурная музыка).

Все пятеро медленно пробираются по лесу.

Васков : Молодцы, девчата. Поверили фрицы нашему спектаклю! Ушли!!! Я там махорку сушить выложил. Рита, захвати, будь другом.

Рита Осянина : Захвачу, Федор Евргафыч. (возвращается назад) – Ой, Федор Евграфыч, миленький, табачок ваш забыла!

Соня Гуревич :(кричит) Я принесу. Я знаю, где он лежит.

Васков : Куда, боец Гуревич? Товарищ переводчик!

Соня, не слушая, убежала и вдруг вскрикнула: Мама!

Васков : Что за крик? Комелькова, за мной! Остальным здесь ждать!

(Скорчившись, лежала убитая Гуревич. Васков приник ухом…. Потом встал, снял пилотку.)

Васков : Полежи тут покуда, Сонечка. (Женя всхлипывает) – некогда трястись, Комелькова. (Быстро идет вперед) – Тут они где-то. Близко. Вон они. Как утицей крикну, шумни чем-нибудь, чтоб на тебя оглянулись. Поняла?

Женя Комелькова :Поняла.

(Мимо Васкова идут двое немцев, он крякает, Комелькова грохает прикладом по стволу, немцы, поворачивают на шум, Васков прыгает и убивает немца. Со вторым завязывается борьба. И когда немец сверху наваливается на Васкова, его прикладом убивает Комелькова.)

Васков : (поднимаясь) – Молодец, Комелькова. Благодарность тебе объявляю…. Ну, вот, Женя на двоих, значит, меньше их стало!

(Женя отбрасывает винтовку и, согнувшись, отползает в кусты. Ее рвет.)

Васков : (поднимаясь) Брось, попереживала и будет. Они же фашисты.

(Васков остается возле Сони. Закурил. Подходят девочки. Галя закричала, затряслась.)

Рита Осянина : Без истерик тут! Отличница была. Круглая отличница. И в школе и в университете. Стихи читала.

Васков : Не это главное, девчата. А главное, что могла Соня детишек нарожать, а те бы внуков и правнуков, а теперь не будет этой ниточки.

(Снимает с Сони сапоги)

Рита Осянина : Зачем? Не смейте.

Васков : А затем, что боец босой, вот зачем

Галя Четвертак : Нет, нет, нет.

Васков : Не в цацки играем девоньки. О живых думать нужно (кидает сапоги Гале Четвертак) – Обувайся. И без переживаний, немцы ждать не будут. А место это на карте отметим (достает карту). – После войны памятник ей поставим. ( Обращаясь в Осяниной) – Из автомата стреляла когда-нибудь?

Рита Осянина : Из нашего только.

Васков : Ну, держи фрицевский. Длинно не стреляй, коротко жарь. Немцы! (Осянина стреляет. Все залегли) – Уходят! Теперь их 13! Нет,12. А это нам не страшно. Это нам пустяки.

(Показались немцы. Галя Четвертак, заломив руки за голову, метнулась через поляну наперерез). Ударил автомат. Галя Четвертак с размаху падает. Траурная музыка.

Васков : Две остались у меня девочки! Столько жизней погубил! (Музыка. Девочки, плача, обнимают его). – Ну что девчата, что вы…. Какой я теперь вам старшина. Я теперь вам как брат. Вот так Федей и зовите, как маманя звала. (Наливает в 3 кружки) – Погибли наши товарищи смертью храбрых. Четвертак – В перестрелке, а Лиза Бричкина в болоте утопла. Сам видел, да не стал вам говорить. Выходит, что с Соней вместе троих мы уже потеряли. Но ведь зато сутки здесь противника кружим. Сутки! А помощи нам не будет, и немцы идут сюда! Так что давайте, помянем сестренок наших, а там и бой надо принимать. Последний, видно.

Снова идут немцы. Начинается стрельба. Ранена Осянина, она в крови.

Васков : Чем?

Рита Осянина : Граната.

Васков : Тряпок! Белье давай! (Старшина перевязывает) – Ничего, Рита, ничего. Заживет.

Женя продолжает стрелять, Васков уходит и возвращается.

Рита Осянина : Женя погибла? (Васков кивает) – Она сразу умерла?

Васков : Сразу. Они ушли. За взрывчаткой видно. Не победили они нас, понимаешь! Я еще живой, меня еще повалить надо! Болит? Эх, девоньки! Положил ведь я вас, всех пятерых положил, а за что? За десяток фрицев?

Рита Осянина : Ну, зачем так. Война.

Васков : Рита, Рита, что ответить, когда спросят: что ж это вы мам наших от пуль защитить не смогли? Дорогу Кировскую берегли…

Рита Осянина : Не надо. Это же родина. А мы ее защищаем.

Васков : Да. (Достает наган) – Возьми. 2 патрона, правда, осталось, но все-таки спокойнее с ним.

Рита Осянина : Погоди. Помнишь, на немцев я у разъезда наткнулась. Я тогда к маме в город бегала. Сыночек у меня там, три годика, Аликом зовут. Мама больна очень, долго не проживет, а отец без вести пропал.

Васков : Не тревожься, Рита. Понял я все.

Рита Осянина : Спасибо тебе. Я все равно умру. Только намучаюсь.

Васков : Я разведку произведу и вернусь. К ночи до своих доберемся.

Рита Осянина : Поцелуй меня (Васков неуклюже целует в лоб) Иди. Завали меня ветками и иди.

Васков только отошел, раздался выстрел. Рита выстрелила себе в висок.

Васков : Прости, Рита, прости (плачет. Видит идущих немцев. Поднимает гранату) – Хенде хох! Лягайт! Лягайт! Лягайт! Что взяли? Взяли да? Пять девчат, пять девочек всего было, всего пятеро! А не прошли вы, никуда не прошли и сдохните здесь, все сдохните! (Привязывает их веревкой и гонит впереди себя.)

Музыка.

А. Фадеев "Молодая Гвардия."

Вед.:
Что гибель нам? Мы даже смерти выше
В могилах мы построились в отряд
И ждем приказа нового. И пусть не думают,
Что мертвые не слышат,
Когда о них живые говорят.

Эти юноши и девушки, вчерашние школьники из Краснодона, готовились к мирному труду. Но судьба назначила им испытание войной. Для борьбы с фашистами они создали подпольную организацию «Молодая гвардия», которая была выдана предателем. Почти все члены организации погибли. А написал о них книгу Александр Фадеев. И называется она Молодая гвардия». Это было в Краснодоне. В грозном зареве войны.

Ворошилоград. Жандармерия. Тюремная камера. Прямо на полу сидят и лежат девушки. Люба Шевцова раздает присланные в кошелке из дома продукты.

Люба: Налетай, девчата! Мамочка прислала! (напевает) Люба, Любушка, Любушка-голубушка,
Я тебя не в силах прокормить…
(полицейскому) Передай маме, что Любка жива и здорова, просит, чтобы побольше передавала борща! (Полицейский бьет ее хлыстом) Балда! Плешивый дурак! Сучья лапа! Саша… Саша… Что-то наши мальчишки притихли!

Саша: Да.

Люба: Уж не повесили ли они носы? Давай мы их малость развеселим. Мы сейчас на них карикатуру нарисуем. (Она вынула из кармана карандаш и вместе с Сашей Бондаревой, пересмеиваясь, рисуют карикатуру) – Ой вы, хлопцы, что невеселы, что носы свои повесили?

(девушки рассматривают карикатуру, смеются)

Майя: Вот, где талант пропадал!

Лиля Иванихина: А как передать?

Полицейский: И откуда у вас карандаши, бумага? Ей-богу скажу начальнику, чтоб обыск сделал! Ладно, давай!

Саша: (стучит в стенку камеры) Вася слышишь меня? Братик, любимый, держись! Я для тебя твою любимую спою. (Поет первые строчки песни «Сулико», но начинает плакать)

Лиля : (подходит к ней, гладит по руке) Ну, не надо. Ну, успокойся.

Саша: Я сама ненавижу, когда течет эта соленая водичка! (прислушивается) Слышишь! Наших ребят опять бьют!

Лиля : Лучше не слушать. Улечка, прочти нам нашего любимого «Демона».

Уля :(читает) Они пришли, они пройдут…
Надежда есть – ждет правый суд
Простить он может, хоть осудит
Моя ж печаль бессильна тут
И ей конца, как мне не будет
Нет! Я бы улетела с Демоном. Подумайте! Он восстал против самого Бога!

Люба : Я вот думаю, девчата. Нашего народа не сломит никто! Да разве есть другой такой народ на свете? У кого душа такая хорошая? Кто столько вынести может? Может быть, мы погибнем, мне не страшно. Да, мне совсем не страшно! Но мне бы хотелось рассчитаться с нашими мучителями. Да песен попеть…. А то одни стоны, кровь, слезы…

Саша: А мы и сейчас заспеваем, ну их всех к чертовой матери! (начинает тихо)
По долинам и по взгорьям
Шла дивизия вперед

(девушки встают, окружают Сашу, подхватывают)


Чтобы с боем взять Приморье
Белой армии оплот.

(врывается полицейский, орет)

Полицейский : Да вы что, очумели? Замолчать! Молчать!

(девушки поют)


Этих дней не смолкнет слава
Не померкнет никогда –
Партизанские отряды
Занимали города.

Жандарм : (врывается) Platz nehmen! Ruhe!

Полицейский : Да вы что, очумели? Замолчать! Молчать!

(бросают девушек на пол)

Любка : (уперла в бока руки, пошла на полицейского, отбивая чечетку) А, трусы! Подлецы! Пришел ваш час! Выродки!

(жандарм и полицейский уволакивают девушек)

Жандарм : Русский барышня капут! Ком, Ком! Шнель!

Диктор: Их выводили на пустырь и сажали в 2 грузовика. Многие молодогвардейцы не могли идти сами. Вынесли Анатолия Попова, у которого была отрублена ступня. Витю Петрова с выколотыми глазами вели под руки Рагозин и Женя Шепелев. У Володи Осьмухина была отрублена правая рука, но он шел сам. Ваню Земнухова вынесли Толя Орлов и Витя Лукьянченко. У Ули Громовой на спине была вырезана пятиконечная звезда. Их привезли к шахте №5. Юноши и девушки запели «Интернационал». Жандармы начали раздевать тех, у кого была хорошая одежда и обувь…
Их выводили небольшими партиями и сбрасывали в шурф по одному. Опасаясь, что не все погибнут в шурфе, немцы спустили на них две вагонетки. Но стон из шахты слышен был еще на протяжении суток…

(траурная музыка).

Все участники поднимаются на сцену.

Ведущий:
Люди!
Пока сердца
Стучатся –
Помните!
Какой ценой
Завоевано счастье -
Пожалуйста,
Помните!

Составитель сценария: Кудрявцева П.П.

Пишите: gymn22@yandex.ru
Звоните: (8-877-22)-55-60-68 или (8-877-22)-55-65-42
Приходите: 385011, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Депутатская д. 10

На главную Написать письмо Гостевая книга Карта сайта Форум Чат-22 В начало страницы